?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Егор Воронов о Горловке

Егор Воронов
МЫ ВОВСЕ НЕ ВРАЧИ - МЫ БОЛЬ


Порой становится жутко от того, что дети взрослеют быстрее, чем ты стареешь. И это вопрос не о детях, а о времени. Одна из учащихся школ спросила меня недавно: "А каковы наши (молодежи) перспективы в этом городе?". Захотелось отмахнуться, отшутиться, ускользнуть за картонные стены "всё хорошо" и сослаться на юность задавшего вопрос. Но вышло только промолчать. Скомкано и бессильно. А потом в троллейбусе мне попалась афиша Военного комиссариата, где над испуганной девочкой с укором было написано "Папа, когда-нибудь тебя спросят: где ты был, когда разрушали наш город?".

В этом самом городе. Надеялся. Как и тысячи тысяч. На окончание войны и новую жизнь. На то, что у нас будет будущее. На то, что здесь останутся люди, которые любят этот город и для которых он значит больше, чем двухкомнатная квартира, отдых в Египте, национальность и "кружевные трусики". Это было четыре года назад. В кайнозой отчаянных надежд, сжатых кулаков и безрассудной веры в жизнь. В то самое время, когда захотелось крепче обнять свой город. И не отпускать, чувствуя его учащенное сердцебиение. Ведь мало кто хочет обнять изуродованного человека, не так ли? Тем более, когда он еще в крови. Только если искренне любишь. А так... легче объявить его прошлым, рассказать нескольким знакомом о том, что он стал инвалидом, а жить - нет, жить лучше с тем, кто его избивал (а то и продолжает пинать). Так комфортней.

И я думаю, что сейчас, спустя четыре года, в Горловке самое сложное - остаться и смотреть на нее реально. Без плакатного пафоса "движения в светлое будущее" и выискивания "призраков Припяти". Балансировать между контра и про. И не бросать, сколь тяжело бы не было, в этом городе жить. Поэтому все, кто остался, кто вернулся, кто продолжает его поддерживать и любить издалека, кто хранит несточенный камень в сердце - близкие мне люди. Люди, которые в этом горниле безразличия и ненависти сохранили человеческое лицо. Потому что говорить можно лишь с теми, у кого есть лицо, а спины... от них нужно отворачиваться.

Перспективы... Ох, уж это вскормленное ветряными мельницами слово. Но как произнести его, не сойдя с той тонкой нити, по которой стараешься идти в этом городе. Он, безусловно, живет. Кронируется, учится, дышит планами запуска предприятий и ездит переполненными автобусами утром и вечером. Но и выживает. С ростом цен на мясо и сахар при замороженных зарплатах, ремонтирующимися по четыре с половиной месяца крышами, ненужной людям выборной агитацией и беспрецедентным дефицитом квалифицированных врачей. Здесь хуже, чем шесть, но несоизмеримо лучше, чем три года назад. Слава-Богу-не-война и Еще-не-тот-мир. Пограничное время, в котором нельзя сказать что будет впереди. Режим ожидания между пессимизмом жизненного опыта и вечной надеждой на то, что с этим самым пессимизмом мы привыкли не замечать.

Иногда у меня возникает вопрос: "А, может, взять и уехать куда-то отсюда? Достоин ли этот город меня?". Но за ним сразу же возникает другой вопрос: "А достоин ли я этого города?". Если я не могу жить в нём, то буду ли я достоин жить в другом, более благополучном и мирном, где нет Зайцево, Гольмы, поселка шахты им. Гагарина? Могу ли я доказать другому городу, что покинув свой в самое тяжелое для него время - не покину и тот, другой? Кто-то скажет, что городам ничего доказывать не нужно, а нужно просто жить. Ради себя. Здесь и сейчас. Но это вопрос не о городах, а о людях.

И снова перспективы... это слово напоминает мне вопрос о состоянии пациента - выздоровеет он или нет? Увы, но я, как и Александр Иванович Герцен, могу ответить лишь одно: мы вовсе не врачи - мы боль.
promo dorys january 2, 20:00 Leave a comment
Buy for 30 tokens
Повесть Алины Болото "Чуть короче жизни" Теперь на "Призрачных мирах"! https://feisovet.ru/магазин/Чуть-короче-жизни-Алина-Болото?utm_content=286459146_286294088_0 и ЛитРесе https://www.litres.ru/alina-boloto-13389713/chut-koroche-zhizni/ Книга "Транспортный…