?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Сделала перепост большого материала, посвященного Горловке. Там очень много фото. Добавлю еще деталь. Я в 2013 году писала и о машзаводе и о памятнике Кирову. Сейчас все иначе. Памятник Кирову зимой 2015 был поврежден осколком. Там вся округа сильно пострадала, а на остановке в тот обстрел была убита женщина.

Оригинал взят у varandej в Горловка. В тревожной тишине.


Из всех посещённых городов Донбасса самое тяжкое впечатление на меня произвело даже не показанное в прошлой части Дебальцево, а соседняя Горловка - третий по величине город ДНР (270 тыс. жителей), вместе с пригородами типа Енакиева являющий собой такую квинтэссенцию Донбасса в любую его эпоху. Нынешняя война - не исключение, и Горловке здесь пришлось тяжелее всего: один из первых, наряду со Славянском, очагов восстания (под руководством небезызвестного Игоря Безлера по прозвищу Бес), она хлебнула и махновщины, и уличные боёв, и непрекращающихся месяцами обстрелов, между летней и зимней кампаниями находясь на острие длинного выступа ДНР вглубь подконтрольной Украине Донецкой области. В Дебальцеве много руин, но город на глазах отстраивется и оживает; в центре Горловки (дальше я в этот раз не совался) следов войны не видать - но сам воздух буквально наэлектризован напряжением и страхом. В Дебальцеве кажется, что худшее позади, а в Горловке чувствуешь лишь непрерывное ожидание удара. Но таким, как я увидел Горловку, я ожидал увидеть весь Донбасс...

В Горловке я был не впервые - в 2011 году я погулял по её центру и по глухим окраинам ("где попадаются люди с внешностью каннибалов" - как пошутил один сугубо местный житель) у заброшенных Никитовского ртутного комбината и шахты имени Изотова. Горловка представляет собой длинную "кишку" посёлков и микрорайонов, вытянутую на добрых 20 километров, а с пригородами от ДНРовского Енакиева до украинского Торецка (до недавнего времени Дзержинск) и все 40, и мудрёностью своего устройства даст фору и Донецку, и Макеевке. А начиналось всё в 1754 году с запорожской слободы Государев Байрак к которой в 1776 добавилось село Зайцево с выселком Никитовка, затем Железная слобода, хутора Нелеповка и Щербиновка - к началу 19 века во всём это кусте селений числилось уже до 10 тысяч жителей. В 1867 мимо них прошла железная дорога Харьков-Таганрог с небольшой станцией Корсунь, у которой в 1871 году под руководством выдающегося инженера-геолога Петра Горлова открылась шахта Корсунская копь, одна из крупнейших в Донбасе и самая на тот момент "инновационная", так как угольные пласты здесь залегали под большим уклоном и их освоение требовало каких-то неизвестных тогдашнему русскому горному делу решений. В 1877 году Горлов построил неподалёку от Корсунской копи ещё одну шахту Чегари, и видимо со временем их названия слились в привычное всему Донбассу "Кочегарка". Горловкой же назывался её посёлок, в 1932 году ставший городом и центром конденсации окрестностей. Кочегарку закрыли в 1997 году, в 2003 снесли её постройки, но сердцем всей горловской агломерации остался её гигантский заросший террикон. С него открываются хорошие виды, но лазать туда категорически не стоит - в прифронтовой полосе на терриконах могут быть наблюдательные посты или точки ПВО, попытка приблизиться к которым закончится в лучшем случае арестом, а в худшем и пулей на поражение.

2.


Автобус привёз нас на автовокзал, где нас встретил "знакомый знакомой" отставной ополченец, интеллигентный и очень грустный человек металлюжного вида. Время было пол-пятого вечера, мы думали немного погулять по центру, уехать последним автобусом, а на следующий день вернуться - но не тут-то было! Последний автобус в Донецк из Горловки сейчас уходит в 16 вечера, а в пол-пятого даже минивэнов по заполнению уже не найти. Нас определили в гостиницу, но зато на прогулки по Горловке остались полный вечер и полное утро. Пойдём, однако, чуть в другом порядке, чем в реале - у подножья террикона Кочегарки (а пустырь на кадре выше - на месте шахтной площадки) в развилке путей раскинулась станция Горловка с вокзалом непонятного возраста и множеством опустевших киосков на площади:

3.


С путепровода впереди виден массив Солнечный, где люди регулярно гибнут от обстрелов. Дорога разделяется - направо в Дебальцево и Луганск, налево - в Славянск, Киев и Харьков, и куда-то туда вот-вот пойдёт состав с углём. Дальше в той стороне будет главная в Горловке станция Никитовка с красивым вокзалом царских времён, куда раньше пребывали все междугородние поезда, но теперь она у самого фронта и мы решили туда не соваться.

4.


Центр относительно прошлых двух кадров - слева, виадук ведёт в центральный парк. Как и во многих донбасских городах, центр стоит на отдельном холме, а за балкой, в посёлках, видна шахта имени Ленина, заложенная в 1889 году как "Альберт" (о её окрестностях можно почитать у griphon):

5.


Но мы пока что спустимся направо и обойдём террикон Кочегарки по кругу. Напротив вокзала за путями - завод "Горловский машиностроитель", основанный в 1895 году один из крупнейших в Донбассе производитель горно-промышленной техники - например, комбайнов "Донбасс", один из которых я показывал в Торезе. Вернее, бывший производитель - при Украине он исправно работал и даже осваивал новые серии комбайнов (а охранником на нём служил небезызвестный Игорь Безлер), а сейчас стоит, и даже его весьма симпатичную проходную мне снять не удалось, так как она обложена мешками с песком, откуда на нас бдительно смотрели солдаты.

6.


Да и здесь фотографировать было крайне трудно и рисковано - на прошлом (видимо, со старым заводоуправлением) и следующем кадрах совершенно не очевидно, что буквально за самыми его краями и за моей спиной находилось не менее трёх солдат, и если бы не мой многолетний опыт незаметной фотосъёмки быстрым движением от пояса, думаю, что они бы сделали нам проблем хотя бы на весь вечер. И что хуже всего в зоне военных действий - имели бы на это полное право...

7.


В декабре 1905 года этот завод прославился Горловским восстанием рабочих, к которому очень быстро подтянулись дружинники со всего Донбасса, в том числе с огнестрельным оружием, выставив ополчение в несколько тысяч человек. Против них выдвинулись казаки и солдаты регулярной армии, и в окрестностях станции и завода начались настоящие уличные бои с десятками погибших. Но большой памятник на кадре выше посвящён заводчанам, не вернувшимся с Великой Отечественной, а о том восстании напоминает скромный памятный знак, поставленный году наверное в 1920-м. При виде надписи представляется палач в маске, отрубающий руку закованному в кандалы арестанту под улюлюканье толпы, или хотя бы казак-садист, проделывающий ту же процедуру шашкой среди кровожадно скалящихся соратников... на самом деле всё было прозаичнее - Кузнецов был ранен в руку, и пока скрывался по подвалам - началась гангрена, так что руку пришлось отрезать да похоронить в гробу с одним из убитых повстанцев.

7а.


Дальше по той же улице заводской ДК имени Артёма, возможно из дореволюционного Народного дома и переделанный:

8.


Наконец, улица выводит на перекрёсток, известный как площадь Кирова. Кто и зачем отстрелил лицо Сергей Миронычу - точно не знаю, если бои за город сюда и доходили, то участникам их было вряд ли до того.

9.


Интересное здание напротив. За самым-самым краем кадра полный кузов солдат, опять же ничего не заметивших, хотя явно наблюдавших за мной:

10.


С этой стороны от Кочегарки начинается типично донбасская пологая глубокая балка речки Корсунь, отделяющая центр Горловки от далёких заводских посёлков в восточной половине города. На переднем плане некогда гремевший на весь Донбасс оптовый рынок, к которому иногда было невозможно подъехать от обилия машин, и камень в память о том, что в 1111 году Владимир Мономах где-то здесь бил половцев. Вдали пышет факелом коксохимический и смолоперерабатывающий завод у шахты имени Гаевского (заложена в 1898 году как "Альфред"). Коксохимы в ЛДНР в основном работают:

11.


Левее, но как-то хитро за домами, так что далеко не с каждой точки увидишь, раскинулся "Стирол", основанный в 1929 году и при Украине бывший крупнейшим химическим заводом страны. До войны он процветал, и сейчас хотя и стоит, но не заброшен - в мае 2014 года начальство приняло решение остановить опасное производство и вывезти с завода запасы взрывчатых и ядовитых газов... что, однако, летом-2014 не мешало Бесу шантажировать ВСУ угрозой взорвать "Стирол", наглядно подогревая этим тезис киевской пропаганды "донбасс в заложниках российских террористов". Сколько времени завод простоит в таком законсервированном виде и какой выход тут вообще возможен - неясно, но явно не такой судьбы для местной индустрии хотели дончане.

12.


Между тем, замкнув кольцо вокруг Кочегарки, мы вышли на тихую Октябрьскую улицу, где стоит один из самых красивых в Донбассе маленький Никольский собор (1905), кажется единственная, не считая заводских, дореволюционная постройка Горловки:

13.


Чуть поодаль, если я не ошибаюсь - бывшая спасательная станция имени Черницына 1920-х годов. Самого Николая Черницына я упоминал в контексте горноспасательной станции в Макеевке - он был первым профессиональным горноспасаталем в России, а погиб в 1917 году не на войне, а во время аварии в Корсунской копи. Станцию построили примерно над тем местом, где по сей день лежит его так и не поднятное из под земли тело. "Ах, шахта, шахта, ты могила..." - порой совсем не литературный образ.

14.


Но обратите внимание, до чего же на всех этих кадрах пустынно! Конечно, такая пустынность на фото бывает в любом городе - всё же я стараюсь ловить ракурсы без людей и машин... но улицы Горловке реально такие и есть. Я не припомню в 2016-м, чтобы где-то в Горловке нельзя было бы перейти дорогу в любой момент в любом месте, а чаще так и вовсе редкая машина проедет одна на несколько кварталов вокруг. Сколько здесь сейчас людей из постоянного прописанных 270 тысяч - я не знаю, но может быть и тысяч сто. И у всех - тяжёлые, тревожные, вопросительные взгляды. После Горловки при "война" я вижу не бой, а именно тревожную тишину ждущих обстрела улиц.

15.


Вовзращаемся в центр - у станции и террикона Кочегарки его воротами служит двойной железнодорожный путепровод сталинских времён. Ободранные рекламные щиты - тоже примета времени и в Донбассе, и (хотя и не настолько) в "материковой" Украине, но в Горловке они такие почти все:

16.


За путепроводом ещё одна площадь с памятником Никите Изотову: это не герой войны, а местный шахтёр-ударник. Горловчане не любят Стаханова, считая, что Изотов незаслужено остался в его тени: "Изотовское движение" началось в 1932 году, за 3 года до "Стахановского", и впоследствии влилось в последнее, но в социалистическом соревновании, само собой не сверхчеловеческими усиилями, а различными приёмами повышения эффективности "стахановцы" за "изотовцами" так и не угнались - в июле 1936 года бригадаа Изотова на Кочегарке перевыполнила план на 2000%, в одну из 6-часовых смен выдав 607 тонн угля. За спиной у Изотова - роскошный ДК Кочегарки на опушке центрального парка, а за моей спиной на этом кадре - здание УВД, один из центров восстания в 2014 году со своими мешками с песком и смотревшими мне в спину ополченцами. В общем, я снимал украдкой и проглядел, что кадр вышел нерезким:

17.


Скульптуры ДК исчезнувшей шахты получились гораздо удачнее:

18.


ДК Кочегарки интересно смотрится на самом деле со всех сторон, даже сзади:

19. фото 2011


А на фото 2011 года Горловка совершенно другая. Если в Донецке фотографии 5-летней давности от нынешних часто можно отличить лишь по украинским флагам, то в Горловке другим кажется даже сам воздух.

20. фото 2011


Так же в окрестных кварталах находятся огромный Центральный рынок с внушительным крытым павильоном:

21. фото 2011


И конструктивистского вида больница с удивительным памятником у входа (на самом деле это и вовсе глаз, заделанный сердцем при перепрофилировании больницы из офтальмологии в кардиологию):

22. фото 2011


По соседству, на параллельном улице Ленина проспекте Победы - памятник и самому Петру Горлову (1999), при виде которого в голове сами начинают звучать рассказы Чехова или Куприна.

23. фото 2011


Неподалёку - сквер Советской Армии, и курган в нём - действительно курган, братская могила красноармейцев, погибших в 1943 году боях за Горловку и окрестные посёлки. Освободили её на несколько дней раньше Донецка.

24.


Большая часть центра Горловки, как и большая часть центров Макеевки или Донецка - это кварталы хрущёб, среди которых вбита сталинская "сердцевина" - если в Донецке это улица Артёма, а в Макеевке проспект Ленина, то в Горловке соответственно - проспект победы, уходящий на запад от железной дороги между Курганом Славы и памятником Горлову.

25. фото 2011


По сравнению с теми городами он застроен намного скромнее (всё же в Горловке в 1939-м жило 100 тысяч человек против 250 тысяч в Макеевке и 450 - в Сталино/Донецке), но может быть поэтому и более стильно и целостно - вместо цветастого разнобоя эпох и форм здесь фасады в едином сдержанном стиле, серые то ли от вековечной копоти, то ли ро изначальной задумке:

26.


26а.


В 2016-м я здесь почти не фотографировал - хотя и сопровождал нас отставной ополченец, а всё же мои похождения в прифронтовом городе не были согласованы ни с кем из официоза, и помня, как нас задержали на ровном месте в Новоазовске и чуть не задержали в Дебальцево, фотоаппарат я доставал только там, где прежде не ходил. Скажу лишь, что вот эта дывчина с козачками ещё стоят, хотя и порядком облупленные (но без признаков вандализма), а рядом с ними в апреле продавали вкуснейшие пирожки с разными начинками, и по продавщицам было видно, что пекут они их такими за совесть:

27.


Но вообще сталинского ансамбля в Горловке не хватило даже на одну улицу - проспект идёт дальше, а сталианс заканчивается "воротами" на площади Победы:

28. фото 2011


По другим сторонам - горный колледж, выросший из основанного ещё Петром Горловым училища. Как видите, тут и сейчас многолюдно, как на тех фотографиях главной площади Славянска, которыми мне украинские читатели заспамили все комменты прошлого поста - на самом деле в Горловке и дети играют на детских площадках, и работают не то что магазины, школы, больницы, но даже не такие уж малочисленные кафе:

29.


На горловских хрущобах тоже попадаются интересные детали:

29а.


Но едва ли не интереснее, чем архитектура, в здешнем пейзаже общественный транспорт... вот только фотографировать его здесь тяжело даже чисто психологически - весь салон сквозь пыльное окно не сводит с меня глаз, синхронно поворачивая головы по мере движения автобуса. Но я фотограифровал. И если трамваи бывают весьма живописны в очень многих городах, троллейбусы - изредка, а автобусы - почти никогда, то в Горловке всё строго наоборот: здесь настоящий "заповедник" старых ЛАЗиков (ещё я их видел в Макеевке, но куда реже), "на глаз" составляющих не менее половины автобусного парка.

30.


Работающий с 1974 года Горловский троллейбус выделяется машинами ЮМЗ-Т1 1990-х годов - не вполне очевидно, что легендарный днепропетровский "Южмаш" с ракет переквалифицировалсян на электротранспорт, а конкретно эти машины строились и вовсе в Павлограде.

31.


И совсем уж не впечатляет горловский трамвай, тем более что и отловить его не так-то просто - на немаленькой системе (52 километра) работает всего 18 машин. Трамвай здесь, тем не менее, существует с 1932 года и даже нынешнюю войну пережил, хотя и прекращалось движение летом-2014.

32.


И никуда не делась с 2011 года одна из горловских "фишек" - роскошные каменные скамейки, в сером пейзаже впечатляющие больше самих зданий... вот только живы ли, целы ли, здесь ли теперь эти симпатичные девушки?

33. фото 2011


34.


Скульптура на кадре выше отмечает художественный музей, а каменные бабы чуть поодаль - конечно же, краеведческий:

34а.


Но самый интересный музей Горловки - вот этот. В 2011-м я в нём не был, и после об этом жалел, а когда началась война - мне и вовсе было тревожно за его судьбу, если уж музейные фонды в майдановской неразберихи расхищали даже в Киеве. Тем не менее, музей цел, а его два с половиной зала нам пришлось делить со школьной экскурсией:

35.


Фотографировать здесь запрещено, я фотографировал украдкой, потому что мне уже откровенно надоело косить под журналиста, размахивая бумажкой аккредитации и хотелось просто походить тут как обычный посетитель. Но война приучила горловчан к бдительности, и раз так на третий меня уже пытались остановить силой, после чего я всё же достал аккредитацию и пошёл к директорше. Но отношение ко мне тут же изменилось, я превартился в желанного гостя, и как и в новоазовской "Меотиде" одним из пожеланий музейщиков было - рассказать миру, что музей существует, что он не разрушен ни прилётом, ни мародёрством. Вот так выглядит его основной зал (второй - о самом Венеамине Розумове, инженере и советском чиновнике, частная коллекция которого и легла в 1987 году в основу музея). Но не стоит думать, что экспозиция музея маленькая - просто в нём нет экспонатов крупнее 10 сантиметров:

36.


А большинство - и того меньше: всего здесь 9200 миниатюрных книг из 57 стран на 109 языках, старейшие чуть ли не со средних веков (но я таких не увидел, возможно они в фондах), и что самое удивительное - в них реально возможно ещё и что-то прочитать!

37.


Но самые потрясающие вещи музея можно разглядеть лишь в микроскопы. Гжельская роспись на блохе и шахматные фигуры на маковом зёрнышке создал мастер Николай Савидов из казахстанского Балхаша, но ценнейший экспонат музея - "Книга-пылинка", которую сделал Михаил Маслюк из Винницы (на чёрно-белых фото со стенда - и другие его работы). Она вся целиком в 60 раз меньше макового зерна, однако на нескольких страница содержит текст двух пушкниских стихотворений. На моём фото она в сильном кадрировании, глазом её такой не увидишь даже в микроскоп, и посмотреть на мою фотографию сошёлся весь музейный коллектив - за много лет работы в музее они и сами не знали, как выглядит "пылинка" на самом деле.

38.


Но всего лишь через квартал от музея на параллельной улице Рудакова находится одно из самых трагических мест этой войны - Сквер Коммунаров, более известный как Сквер Героев, так как именно героям Великой Отечественной посвящён его обелиск (1969). А в нынешней войне этот сквер отмечен тем, что на его траве лежала окровавленная Горловская мадонна - молодая женщина с ребёнком на руках, убитая 27 июля 2014 года очередным артобстрелом. Звали её Кристина, девочка у неё на руках была Кирой, а сфотографировал их останки киевский блоггер Олег Желябин-Нежинский, сам здесь чуть было не сгинувший. Вскоре в плен к местным ополченцам попали двое артиллеристов, и над ними тут же учинили самосуд и расстреляли - и этот сюжет, в отличие от исходного, тут же разлетелся по мировым СМИ. Не стоит вспоминать здесь и те эпитеты, которыми прогрессивная украинская общественность "награждала" убитую мать в своих демотиваторах и фейсбучных потоках сознания. Но можно вспомнить фотографию боекомплекта батальона "Азов" с надписью "Всё лучшее детям".

39.


Поспект Победы, между тем, выводит на местную площадь Ленина с нетиповым гранитным Ильичом, странноватой "китайской стеной" 1990-х, серым автородорожным институтом и - уже за карем кадра - типовой коробкой администрации. Точно не знаю, в какое именно здание Горловки в апреле-2014 вселился Бес - крымчанин Игорь Безлер, прошедший афганскую войну десантником, с распадом СССР оставшийся было в России, а в 2003 году вернувшийся на Украину, где с российским паспортом и местным видом на жительства вёл обычную бесцветную жизнь, работая то в охране завода, то в похоронном бюро, а когда в Горловке начались протесты "русской весны" - внезапно их возглавил. Он был из вольных командиров "первой волны", во время летних боёв за Горловку его ополченцы не подчинялись ДНР вплоть до перестрелок с "Востоковцами" в Донецке, и он по-прежнему на ножах с руководством республики, покинув Донбасс осенью-2014. В Горловке был и депутат Владимир Рыбак, попытавшийся снять российский флаг с администрации, а вскоре похищенный неизвестными и найденный на речном дне со следами изуверских пыток (правда, убили его уже не здесь, а в Славянске), что впоследствии для многих на Украине стало оправданием войны. Странно думать, что в 2011-м я мог случайно разминуться с Безлером на улице или ехать с ним на соседних креслах маршрутки.

40. фото 2011


И своим нынешними настроениями Горловка выделяется даже на фоне всего остальног Донбасса. Здесь просто каждый был на волосок от смерти, каждый прятался в подвалах или лежал на земле, уповая лишь на Бога; каждый видел, как горят дома и что остаётся от людей, рядом с которыми взорвалась мина. Горловчане знают, что стреляли по ним не "в ответку", а просто беспорядочно крыли город... впрочем, это ещё в лучшем случае - большинство встреченных горловчан убеждены, что украинская артиллерия здесь целенаправленно работала по людям, то есть проще говоря - что их хотели уничтожить. Горловчане могут рассказать много историй, как прилетало по автобусным остановкам в час-пик или по церквям на исходе службы, и ещё недавно, по их словам, автобуса тут ждали не на остановке, а рассеявшись по окрестным дворам да подворотням, в церкви же ходить они боятся до сих пор. Они, конечно, помнят, что у них умерли заводы и что к Бесу пошло много откровенных бандитов, пьяниц и наркоманов, творивших в городе свой беспредел (например, собачий приют разгромили), но это всё же лучше, чем когда тебя пытаются убить. Украину здесь сейчас по-настоящему ненавидят, такой немногословной холодной ненавистью; чтоб было ясно - в "материковой" Украине я нигде не встречал такой ненависти к российским властям, как у жителей Горловки - к киевским.

41.


Между тем, под вечер мы дошли до длинной площади Революции, под углом отходящей от площади Ленина - там находится гостиница, где нам посоветовали переночевать. От гостиницы, по факту, остался один только третий этаж - все остальные были заняты всякими новыми ведомствами, включая ОБСЕ, по соседству с которыми (в Донбассе они слывут вражескими разведчиками и наводчиками) как минимум можно было не бояться прилёта. Приличный номер с удобствами и горячей водой обошёлся нам в 500 рублей, а администраторша долго рассказывала мне о страшных днях, например как ей звонила дочь из на её глазах разрушенного взрывом дома. Я знал лишь теорию: прилёту предшествует залп, звук летяшего снаряда напоминает шум поезда, сам взрыв может казаться сколь угодно громким, но реально в опасной близости он - если дрожат стёлка, то есть вибрация доходит по земле. Я знал, что в случае обстрела в здании надо как минимум отойти от окон под прикрытие несущих стен, а на улице - лечь на землю и закрыть голову, желательно под каким-нибудь препятствием. Администраторша гостиницы сказала проще: "тут можно надеяться только на Бога", а в 2014-м году мне запали в душу слова одной беженки: "Я не знала, что бывает так страшно".
Но вечер мы с напарницей провели за ужином, легли спать в непривычной для большого города тишине, напомнившей мне вахтовый Чернобыль, а утром вся Горловка делилась впечатлениями, какой ночью был громкий обстрел, так что они слышали не только близкие взрывы, но и пулемётные очереди. Мы лишь удивлялись, так как не слышали ни ночью, ни вечером вообще ничего.

42а.


На площади Революции - роскошное белое здание коцертно-спортивного комплекса завода "Стирол", которое мне советовали не фотографировать - а раньше в нём и звёзды с мировыми именами выступали. В конце площади - весьма зрелищный монумент Горловского восстания 1905 года (1980):

42.


43.


44.


А в перспективе параллельной проспекту Победы улицы Кирова - грандиозный Богоявленский собор. Но здесь оцените трафик - город размером с центры иных регионов, время утреннего часа-пика, в кадре 1,5 километра не последней по значению улицы, а большинство машин не едут, а лишь стоят у рынка.

45.


...Вот встречаются на улице двое людей, выгуливая собак. Здороваются, улыбаются друг другу, перешучиваются - но взгляды их исподлобия, их лица словно пересекает тень от занесённого над ними кулака. Именно эту нехитрую бытовую сценку я вспоминаю теперь при слове "война". Говорят, вплоть до ХХ века во время войн эпидемии уносили больше жизней, чем оружие, но не исключаю, что и в Донбассе от сердечных приступов, самоубийств и алкоголя умерло не меньше людей, чем в боях и обстрелах.
Но что ещё поражает в центре Горловки - почти полное отсутствие заметных следов войны: ни воронок в асфальте, ни пробитых домов. На самом деле их тут много - просто заделаны они так, что сразу ненамётанным взглядом и не отличишь, как например вон те пятна на торце пятиэтажки за воротами собора:

46.


Сам Богоявленский собор строился в 2007-13 годах, так что в прошлый приезд я его не застал. Похожий храм, только ещё пышнее, возвели за это время и в Донецке.

47.


Местная фишка - позолоченные узоры на чёрных куполах, по-моему это реально красиво, и нигде, кроме Донбасса, я подобного приёма не видел:

48.


Вообще, кто бы что ни говорил, мне оба эти собора при всей своей "бахатости" понравились, и уж точно не лишний весь этот блеск в серой Горловке:

49.


Само это место раньше было известно как Сквер Энергетиков, а к соборному двору прилагается ещё и детская площадка (в кадр не попала).

50.


У собора, что важно в нынешней ситуации, есть подклет, который служит при обстрелах бомбоубежищем. А 31 января 2015 года прилетело прямо по соборной трапезной, причём в такой момент, когда прихожане уже разошлись со службы, а там находились священники и церковные бабушки, готовившие еду на благотворительность. Трапезной вышибло стену (дальнюю от меня на этом кадре), в здании начался пожар, но каким-то чудом - а местные правда верят, что это Божья помощь - никто из людей не пострадал. Сейчас следы прилёта почти не видны - лишь кирпич с обратной стороны кое-где другого оттенка да местами попадаются мелкие выбоины от осколков.

51.


В комплекс собора входит ещё и автобусная остановка с работающим ЖК-дисплеем, который до сих пор никто не украл и не испортил.

52.


Напоследок - ещё одна жертва войны. В Горловке мне много раз рассказывали почти со слезами, как в одном из обстрелов у них сгорела деревянная церковь, "а такая красивая была, такая уютная". Благовещенская церковь была срублена в 2008 году из волынской сосны как времянка на строительстве Богоявленского собора (то есть в прошлый приезд я вполне мог бы её увидеть), а в 2014-м была перенесена на западную окраину в микрорайон Строитель, где и сгорела 7 августа 2014 года от прямого попадания снаряда. Обещают восстановить "после окончания войны" по тому же проекту, вот только сосну уже вряд ли повезут с Волыни.

53а. это и следующее фото Александра Казимирского (отсюда).


Наверное, в этом посте мне не удалось выдержать нейтральность (если считать, что в других постах удавалось). Но поверьте, в Горловке это очень сложно. А я ведь я даже в её западных районах не был...

53б.


В следующей части покажу Ясиноватую - последний посещённый мной город Донецкой Народной Республики.

ДОНБАСС-2016
Обзор поездки и оглавление серии.
Дорога на Донбасс через Ростов-на-Дону.
История Донбасса.
Две стороны одной войны.
Реалии Новороссии.
Война с обеих сторон фронта.
Реалии новой Украины.
Памятники войне с обеих сторон.
Украина. Киев, география Майдана.
Украина. Межигорье.
Донецкая Народная Республика
Донецк. Общее о городе.
Донецк. Улица Артёма.
Донецк. Севернее центра.
Донецк. Новый Свет.
Донецк. Английская колония и окрестности.
Донецк. Рабочие окраины.
Донецк. Разрушенный аэропорт.
Макеевка. Центр.
Макеевка. Колония.
Макеевка. МакНИИ и Гвардейка.
Саур-Могила и окрестные города.
Иловайск. Узел и котёл.
Новоазовск. Кривая коса.
Новоазовск и Седово.
Дебальцево и Углегорск.
Горловка.
Ясиноватая.
Из ДНР в ЛНР по железной дороге.
Луганская Народная Республика.
...посты будут.